2016 - Задание 07 дополнение (Онегин)

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

2016 - Задание 07 дополнение (Онегин)

Сообщение  Admin в Пн Апр 11, 2016 3:42 am

Да, извините, забыл поместить для вас фрагмент. Вот он:
(поступить так же, как и с предыдущим текстом)

VI

И ныне музу я впервые
На светский раут44 привожу;
На прелести ее степные
С ревнивой робостью гляжу.
Сквозь тесный ряд аристократов,
Военных франтов, дипломатов
И гордых дам она скользит;
Вот села тихо и глядит,
Любуясь шумной теснотою,
Мельканьем платьев и речей,
Явленьем медленным гостей
Перед хозяйкой молодою
И темной рамою мужчин
Вкруг дам как около картин.

VII

Ей нравится порядок стройный
Олигархических бесед,
И холод гордости спокойной,
И эта смесь чинов и лет.
Но это кто в толпе избранной
Стоит безмолвный и туманный?
Для всех он кажется чужим.
Мелькают лица перед ним
Как ряд докучных привидений.
Что, сплин иль страждущая спесь
В его лице? Зачем он здесь?
Кто он таков? Ужель Евгений?
Ужели он?.. Так, точно он.
— Давно ли к нам он занесен?

VIII

Все тот же ль он иль усмирился?
Иль корчит также чудака?
Скажите: чем он возвратился?
Что нам представит он пока?
Чем ныне явится? Мельмотом,
Космополитом, патриотом,
Гарольдом, квакером, ханжой,
Иль маской щегольнет иной,
Иль просто будет добрый малый,
Как вы да я, как целый свет?
По крайней мере мой совет:
Отстать от моды обветшалой.
Довольно он морочил свет...
— Знаком он вам? — И да и нет.

IX

— Зачем же так неблагосклонно
Вы отзываетесь о нем?
За то ль, что мы неугомонно
Хлопочем, судим обо всем,
Что пылких душ неосторожность
Самолюбивую ничтожность
Иль оскорбляет, иль смешит,
Что ум, любя простор, теснит,
Что слишком часто разговоры
Принять мы рады за дела,
Что глупость ветрена и зла,
Что важным людям важны вздоры
И что посредственность одна
Нам по плечу и не странна?

X

Блажен, кто смолоду был молод,
Блажен, кто вовремя созрел,
Кто постепенно жизни холод
С летами вытерпеть умел;
Кто странным снам не предавался,
Кто черни светской не чуждался,
Кто в двадцать лет был франт иль хват,
А в тридцать выгодно женат;
Кто в пятьдесят освободился
От частных и других долгов,
Кто славы, денег и чинов
Спокойно в очередь добился,
О ком твердили целый век:
N. N. прекрасный человек.

XI

Но грустно думать, что напрасно
Была нам молодость дана,
Что изменяли ей всечасно,
Что обманула нас она;
Что наши лучшие желанья,
Что наши свежие мечтанья
Истлели быстрой чередой,
Как листья осенью гнилой.
Несносно видеть пред собою
Одних обедов длинный ряд,
Глядеть на жизнь, как на обряд,
И вслед за чинною толпою
Идти, не разделяя с ней
Ни общих мнений, ни страстей.

XII

Предметом став суждений шумных,
Несносно (согласитесь в том)
Между людей благоразумных
Прослыть притворным чудаком,
Или печальным сумасбродом,
Иль сатаническим уродом,
Иль даже демоном моим.
Онегин (вновь займуся им),
Убив на поединке друга,
Дожив без цели, без трудов
До двадцати шести годов,
Томясь в бездействии досуга
Без службы, без жены, без дел,
Ничем заняться не умел.

XIII

Им овладело беспокойство,
Охота к перемене мест
(Весьма мучительное свойство,
Немногих добровольный крест).
Оставил он свое селенье,
Лесов и нив уединенье,
Где окровавленная тень
Ему являлась каждый день,
И начал странствия без цели,
Доступный чувству одному;
И путешествия ему,
Как всё на свете, надоели;
Он возвратился и попал,
Как Чацкий, с корабля на бал.

XIV

Но вот толпа заколебалась,
По зале шепот пробежал...
К хозяйке дама приближалась,
За нею важный генерал.
Она была нетороплива,
Не холодна, не говорлива,
Без взора наглого для всех,
Без притязаний на успех,
Без этих маленьких ужимок,
Без подражательных затей...
Все тихо, просто было в ней,
Она казалась верный снимок
Du comme il faut...) (Шишков, прости:
Не знаю, как перевести.)

XV

К ней дамы подвигались ближе;
Старушки улыбались ей;
Мужчины кланялися ниже,
Ловили взор ее очей;
Девицы проходили тише
Пред ней по зале, и всех выше
И нос и плечи подымал
Вошедший с нею генерал.
Никто б не мог ее прекрасной
Назвать; но с головы до ног
Никто бы в ней найти не мог
Того, что модой самовластной
В высоком лондонском кругу
Зовется vulgar). (Не могу...

XVI

Люблю я очень это слово,
Но не могу перевести;
Оно у нас покамест ново,
И вряд ли быть ему в чести.
Оно б годилось в эпиграмме...)
Но обращаюсь к нашей даме.
Беспечной прелестью мила,
Она сидела у стола
С блестящей Ниной Воронскою,
Сей Клеопатрою Невы;
И верно б согласились вы,
Что Нина мраморной красою
Затмить соседку не могла,
Хоть ослепительна была.

XVII

«Ужели, — думает Евгений: —
Ужель она? Но точно... Нет...
Как! из глуши степных селений...»
И неотвязчивый лорнет
Он обращает поминутно
На ту, чей вид напомнил смутно
Ему забытые черты.
«Скажи мне, князь, не знаешь ты,
Кто там в малиновом берете
С послом испанским говорит?»
Князь на Онегина глядит.
— Ага! давно ж ты не был в свете.
Постой, тебя представлю я. —
«Да кто ж она?» — Жена моя. —

XVIII

«Так ты женат! не знал я ране!
Давно ли?» — Около двух лет. —
«На ком?» — На Лариной. — «Татьяне!»
— Ты ей знаком? — «Я им сосед».
— О, так пойдем же. — Князь подходит
К своей жене и ей подводит
Родню и друга своего.
Княгиня смотрит на него...
И что ей душу ни смутило,
Как сильно ни была она
Удивлена, поражена,
Но ей ничто не изменило:
В ней сохранился тот же тон,
Был так же тих ее поклон.


Последний раз редактировалось: Admin (Чт Апр 14, 2016 3:20 am), всего редактировалось 1 раз(а)

Admin
Admin

Сообщения : 257
Дата регистрации : 2011-02-11

http://litved.forumbook.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: 2016 - Задание 07 дополнение (Онегин)

Сообщение  Кравченко Виктория в Вт Апр 12, 2016 6:08 am

В Евгении Онегине панорамный тип повествования. Мы чувствуем постоянное присутствие Автора: видим его комментарии, оценки.
Автор - один из главных героев романа. Он как бы за руку проводит читателя из одного события в другое:

"
И ныне музу я впервые
На светский раут привожу;
На прелести ее степные
С ревнивой робостью гляжу."


И именно сознанием Автора уведена эта сцена, мы убеждаемся в этом постоянно:

"
Люблю я очень это слово,
Но не могу перевести;
Оно у нас покамест ново,
И вряд ли быть ему в чести."


Если с субъектной локализацией все более менее ясно, то пространственная постоянно меняет свою форму. Довольно сложно понять откуда идет повествование, куда движется "камера", особенно в лирических отступлениях автора, в его размышлениях.
Это внутренний монолог Автора, читатель совершенно отвлечен от событий на балу.:

"
Блажен, кто смолоду был молод,
Блажен, кто вовремя созрел,
Кто постепенно жизни холод
С летами вытерпеть умел;"


В другом отрывке мы видим "вид сверху", как Татьяна проскальзывает сквозь толпу людей, затем мы фокусируемся уже на одной только нашей героине, и камера постепенно приближается:

"
Сквозь тесный ряд аристократов,
Военных франтов, дипломатов
И гордых дам она скользит;
Вот села тихо и глядит"


После этого мы "находим" Онегина. Пространственная локализация снова изменяется. Снова "вид сверху" на толпу, чтобы подчеркнуть одиночество Евгения, чтобы читатель из множества людей остановил свое внимание именно на Онегине, и как и в предыдущем эпизоде с Татьяной, мы постепенно "приближаемся" к нашему герою:


"Но это кто в толпе избранной
Стоит безмолвный и туманный?
Для всех он кажется чужим.
Мелькают лица перед ним
Как ряд докучных привидений.
Что, сплин иль страждущая спесь
В его лице? Зачем он здесь?
"


Пространственная локализация часто меняется, скачет,"камера" то удаляется, то приближается, создается ощущение хаоса, шумихи, движения. Прямо как на настоящем балу!
В этом отрывке представлена так же несобственно-прямая речь ( мы не можем понять, кто автор этих слов, речь автора почти сливается с речью героя):

"— Знаком он вам? — И да и нет.
— Зачем же так неблагосклонно
Вы отзываетесь о нем?"


Представлен диалог:


«Так ты женат! не знал я ране!
Давно ли?» — Около двух лет. —
«На ком?» — На Лариной. — «Татьяне!»
— Ты ей знаком? — «Я им сосед».


Все эти приемы, на мой взгляд, использованы А.С. Пушкиным для создания атмосферы бала, шума, разнообразного движения. Создается впечатление насыщенности, живости этого действия. Наш взгляд падает на героев то с одной, то с другой стороны; Автор делает свои отступления, тем самым и вовсе относя нас от места действия; ну и такое мероприятие никак не может обойтись без диалога

Кравченко Виктория

Сообщения : 11
Дата регистрации : 2016-02-16

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: 2016 - Задание 07 дополнение (Онегин)

Сообщение  Алина Бенькович в Вт Апр 12, 2016 8:06 pm

В данном фрагменте "Евгения Онегина" представлен панорамный тип повествования. Автор явно и абсолютно ощутимо присутствует буквально в каждой строфе.

Изначально субъектная локализация концентрируется на Татьяне. Особенно это проявляется в VII части, где мы смотрим на бал как будто через призму Татьяниного сознания, открытого нам словами автора. Пространственная локализация занимает всю картину бала, которую видит Татьяна.

Во всех частях автор выступает в роли нейтрального повествователя, однако присутствуют и такие моменты, когда мы почти видим его героем-повествователем, присутствующим участником описываемых событий:

"И ныне музу я впервые
На светский раут привожу;
На прелести ее степные
С ревнивой робостью гляжу."


С IX по XI части мы вообще отходим от описания раута и вместе с автором предаемся лирическим рассуждениям, субъектная локализация как бы перемещается на нейтрального повествователя, и только в части XII мы вновь возвращаемся, но уже не к Татьяне, а к Онегину.
После краткого описания его жизни после дуэли с Ленским, субъектная локализация переносится на Онегина, но пространственная остается на Татьяне. Мы видим ее глазами Онегина и воспринимаем ее через призму взгляда Онегина, невольно восхищаемся ею вместе с ним, замечаем перемены в ее облике вместе с ним и удивляемся этим переменам вместе с ним:
"Она была нетороплива,
Не холодна, не говорлива,
Без взора наглого для всех,
Без притязаний на успех,
Без этих маленьких ужимок,
Без подражательных затей...
Все тихо, просто было в ней"


Однако, автор маленькими ремарками продолжает напоминать о своем присутствии, снова заставляя нас ощущать его как героя-повествователя:
"Она казалась верный снимок
Du comme il faut...) (Шишков, прости:
Не знаю, как перевести.)"

"Никто бы в ней найти не мог
Того, что модой самовластной
В высоком лондонском кругу
Зовется vulgar). (Не могу...

Люблю я очень это слово,
Но не могу перевести;
Оно у нас покамест ново,
И вряд ли быть ему в чести.
Оно б годилось в эпиграмме...)"


Под конец эпизода, приводя диалог Онегина с Генералом, автор как бы уходит в тень и оставляет наше внимание сосредоточенным исключительно на Онегине. Субъектная локализация концентрируется на нем, но пространственная по-прежнему остается на Татьяне, которую мы продолжаем видеть через восприятие Онегина.

Алина Бенькович

Сообщения : 12
Дата регистрации : 2016-02-16

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: 2016 - Задание 07 дополнение (Онегин)

Сообщение  Носова Елизавета в Ср Апр 13, 2016 6:32 am

Первые же строки фрагмента:
И ныне музу я впервые
На светский раут привожу -

 показывают, что автор-герой находится непосредственно среди участников повествования, но сразу же передаётся взгляд со стороны. Сам факт появления на светском рауте означает отчуждение привычного в другом пространстве знакомого образа, однако взгляд повествователя обращён на героиню, а не на пространство, описанное с точки зрения Татьяны. В описании важен не светский раут, а точка зрения на него, противопоставленная видению людей света: автор-герой замечает прелести, она – сходство людей с картинами. Татьяна видит в происходящем форму («Ей нравился порядок строгий»), она не приняла точку зрения «всех» и потому способна точно её замечать («для всех он кажется чужим»), как может посмотреть на происходящее глазами Онегина («мелькают лица перед ним» - такого приближения к точке зрения героев нет непосредственно у повествователя).
 Сумев представить происходящее глазами Онегина, Татьяна по-прежнему не может охарактеризовать его самого, ей в мыслях представляются различные типы людей, она не приписывает внешнему единственно возможное содержание, так как внешнее слишком сложно для объяснения и слишком очевидно, чтобы не сложиться в цельную картину независимо от вкладываемого другими людьми смысла. В этой абстракции внешнего от сущности теряется собственной представление:  «- Знаком он вам? – И да и нет»  В той же ситуации постижения будто бы известного находился автор-герой в начале фрагмента, где он был сближен со светским обществом.  Теперь его точка зрения в плане оценки приближена к свойственной Татьяне.
В строфах X-XI точка зрения Татьяны не показана, но поочерёдно изображены обе «крайности» формулируемой повествователем оценки, причём в первом случае она приписывается коллективу («о ком твердили целый век»),  оценка самого повествователя – только в слове «блажен»; соглашаясь с массой, он обращает внимание на внешнее в привычном, когда естественно видеть сущность – Татьяна изучает форму непривычного для неё в представлении автора-героя,  и эта ситуация естественна.
В XI строфе эмоциональная оценка ярче, она способна «перекрыть» представленную ранее, что и должно произойти в сознании читателя в начале следующей строфы:  «Несносно (согласитесь в том)», после чего Онегин описывается с точки зрения нейтрального внешнего наблюдателя.
Следующая строфа показывает Евгения его собственными глазами, что противопоставляется взгляду «стандартного» человека («немногих добровольный крест»). В дальнейшем описании эти позиции сменяют друг друга: «и начал странствия без цели» - сторонняя оценка человека, который не может понять внутренние мотивы героя, на наличие которых указывают слова «доступный чувству одному». Исчерпание этого чувства означает сближение с точкой зрения большинства, уникальность ситуации отрицается сравнением «как Чацкий».
Следующая сцена изображена сточки зрения толпы, используется свойственное говорящей по-французски массе выражение, но постепенно автор-герой отделяется от неё, отвечая за выбор слов («Шишков, прости»), переходя в область, близкую ему, но вряд ли толпе. Рассуждение о введении иноязычных слов обрамляют фрагмент, где сталкиваются точки зрения повествователя и толпы, чью позицию он вводит осторожно, подчёркивая, что она не обязательно ему близка, но и не отрицая («Никто б не мог ее прекрасной назвать»). Несогласие можно определить только сопоставляя  с началом сцены раута.
Затем точка зрения повествователя сталкивается с точкой зрения предполагаемого читателя «И верно б согласились вы, что Нина мраморной красою затмить соседку не могла». Оба смотрят на героинь из одной пространственной точки, оба признают, что Татьяна красивее, но повествователь  представляет различие более сильным, так как осознаёт его природу – мертвенность Нины-полускульптуры. Это невизуальное различие помогает понять описанное далее видение Онегина.
Евгений смотрит на Татьяну и представляет ушедшее из его пространство «степных селений», и эмоциональное сравнение чётче зрительного.
Спрашивая про Татьяну, Онегин конструирует точку зрения, свойственное, по его мнению, незаинтересованному наблюдателю, что получается не совсем естественно: впервые в фрагменте указывается цвет («в малиновом берете»). Однако цель достигнута: с точки зрения внешнего наблюдателя, князь больше заинтересован во встрече Онегина и Татьяны, и внешне Татьяна поддерживает такое представление. Однако автор-герой сближается с ней и осознаёт её не проявленное внешне эмоциональное состояние: «Как сильно ни была она удивлена, поражена».

Таким образом, во фрагменте представлены точки зрения повестовователя (иногда автора-героя), Татьяны, человека из толпы, читателя, Онегина, мужа Татьяны, которые сближаются и противопоставляются. В точках зрения автора-героя, Татьяны и Онегина можно выделить элементы, связанные с настоящим и прошлым.


Последний раз редактировалось: Носова Елизавета (Чт Апр 14, 2016 2:56 pm), всего редактировалось 1 раз(а) (Обоснование : ФО)

Носова Елизавета

Сообщения : 14
Дата регистрации : 2016-02-14

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: 2016 - Задание 07 дополнение (Онегин)

Сообщение  Артем Тевяшев в Ср Апр 13, 2016 8:47 pm

В приведенном фрагменте "Евгения Онегина" А.Пушкиным использована панорамная форма повествования. С первых строк читателю представляется, что сам автор  присутствует в этот момент на балу, именно он "привел музу впервые на светский раут", и именно его глазами в части VII читатель наблюдает за Евгением(герой-повествователь):
Но это кто в толпе избранной
Стоит безмолвный и туманный?
Для всех он кажется чужим.
Мелькают лица перед ним
Как ряд докучных привидений.
Что, сплин иль страждущая спесь
В его лице? Зачем он здесь?
Кто он таков? Ужель Евгений?
Ужели он?.. Так, точно он.


Но перед тем, как заметить героя, взор рассказчика следит за неназванной "ней", и читатель невольно догадывается, что это Татьяна Ларина:
Военных франтов, дипломатов
И гордых дам она скользит;
Вот села тихо и глядит,
Любуясь шумной теснотою,
Мельканьем платьев и речей,
Явленьем медленным гостей
Перед хозяйкой молодою
И темной рамою мужчин
Вкруг дам как около картин.



С IX по XI часть автора уводит в лирические рассуждения, он отдаляется от бала, становится нейтральным повествователем. Когда же читатель снова видит бал, то зрит уже глазами Онегина, который замечает Татьяну:

И неотвязчивый лорнет
Он обращает поминутно
На ту, чей вид напомнил смутно
Ему забытые черты.


Завершается фрагмент диалогом, в финале которого читатель вместе с автором оставляют героев где-то позади, и нейтральный повествователь вновь смотрит на героев со стороны:
К своей жене и ей подводит
Родню и друга своего.
Княгиня смотрит на него...
И что ей душу ни смутило,
Как сильно ни была она
Удивлена, поражена,
Но ей ничто не изменило:
В ней сохранился тот же тон,
Был так же тих ее поклон.

Артем Тевяшев

Сообщения : 12
Дата регистрации : 2016-02-17

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: 2016 - Задание 07 дополнение (Онегин)

Сообщение  Нечунаева Александра в Ср Апр 13, 2016 10:43 pm

Панорамный тип повествования. Пространственная локализация: бал. 
"И ныне музу я впервые // На светский раут привожу; // На прелести ее степные // С ревнивой робостью гляжу" - автор-персонаж (актор).
"Сквозь тесный ряд аристократов... <...> Довольно он морочил свет" - несобственно-авторская речь: текст уподобляется тексту Татьяны. Элементы рассуждения и описания.
"— Давно ли к нам он занесен?", "— Знаком он вам? — И да и нет. // — Зачем же так неблагосклонно // Вы отзываетесь о нем?" - прямая речь, диалог.
"За то ль, что мы неугомонно хлопочем <...> Ничем заняться не умел" - автор-персонаж (актор). Элементы рассуждения.
XIII строфа - несобственно-авторская речь: текст уподобляется тексту Онегина.
XIV-XVI строфы - автор-персонаж (актор). Элементы описания (портрет).
"Ужели, — думает Евгений: — // Ужель она? Но точно... Нет... // Как! из глуши степных селений..." - внутренний монолог.
"Скажи мне, князь... <...> О, так пойдем же" - прямая речь, диалог.
"К своей жене и ей подводит // Родню и друга своего" - несобственно-авторская речь: текст уподобляется тексту князя.
"Княгиня смотрит на него... <...> Был так же тих ее поклон" - несобственно-авторская речь: текст уподобляется тексту Онегина (мы видим Татьяну его глазами).

Нечунаева Александра

Сообщения : 15
Дата регистрации : 2016-02-13

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: 2016 - Задание 07 дополнение (Онегин)

Сообщение  Марина Белозёрова в Чт Апр 14, 2016 1:09 am

1) Сначала представлено панорамное повествование, которое переходит с описания точки зрения автора на описание точки зрения Татьяны:
- "И ныне музу я впервые
   На светский раут привожу..."
- Любуясь шумной теснотою,
  Мельканьем платьев и речей,
  Явленьем медленным гостей..." - точка зрения Татьяны
2) Внутренний монолог (слово Татьяны уподобляется авторскому), который переходит в косвенную речь (Татьяна видит ситуацию глазами Онегина):
- "Но это кто в толпе избранной
   Стоит безмолвный и туманный?"
- "Мелькают лица перед ним
   Как ряд докучных привидений" - косвенная речь
- "Что, сплин иль страждущая спесь
   В его лице? Зачем он здесь?"
3) Далее представлено сценическое повествование (диалог):
- "— Давно ли к нам он занесен? <...>
   — Знаком он вам? — И да и нет."
4) Затем снова переход к панорамному повествованию, где автор снова выступает повествователем:
- "(Шишков, прости:
   Не знаю, как перевести.)"
- "(Не могу...
    Люблю я очень это слово,
    Но не могу перевести..."
5) Далее повествование переходит на описание точки зрения Онегина (с вставками авторской точки зрения):
- "Им овладело беспокойство,
   Охота к перемене мест
   (Весьма мучительное свойство,
   Немногих добровольный крест)"
6) Затем снова сценическое повествование (диалог, прямая речь), с промежуточной вставкой панорамного повествования:
- "Ужели, — думает Евгений: —
    Ужель она? Но точно... Нет..."
- "И неотвязчивый лорнет
   Он обращает поминутно..."
- "— Ага! давно ж ты не был в свете.
     Постой, тебя представлю я. —
    «Да кто ж она?» — Жена моя."
7) Затем снова чистое панорамное повествование с описанием точки зрения сначала Князя, а потом - Татьяны:
- "Князь подходит
   К своей жене и ей подводит
   Родню и друга своего."
- "Княгиня смотрит на него...
   И что ей душу ни смутило..."

Марина Белозёрова

Сообщения : 13
Дата регистрации : 2016-02-18

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: 2016 - Задание 07 дополнение (Онегин)

Сообщение  Мазанова Дарья в Чт Апр 14, 2016 4:12 am

В данном нам отрывке автор прямо проявляет своё сознание, это панорамное повествование. Автор никак не скрыт, даже беседует с читателем, пишет от первого лица ("И ныне музу я впервые // На светский раут привожу; //На прелести ее степные //С ревнивой робостью гляжу"). 
Автор вводит в происходящее Татьяну, описывает, что она видит и что ей нравится. Далее внимание переносится на фигуру в толпе, фигуру Евгения. Повествование ведется так, что сложно разобрать, чьи же мысли перед нами. С одной стороны, с нами по-прежнему беседует автор ("Но это кто в толпе избранной // Стоит безмолвный и туманный? // Для всех он кажется чужим. //Мелькают лица перед ним"), а с другой, будто на миг вводятся мысли Татьяны и можно говорить о внутреннем монологе: "Кто он таков? Ужель Евгений? // Ужели он?.. Так, точно он."
Автор делает несколько лирических отступлений (например: "Блажен, кто смолоду был молод, // Блажен, кто вовремя созрел, // Кто постепенно жизни холод // С летами вытерпеть умел"
), после которых возвращается к происходящему ("<...>Онегин (вновь займуся им)")
Порой автор делает лирические отступления, употребляя иностранные слова и рассуждая о них ("Того, что модой самовластной // В высоком лондонском кругу //Зовется vulgar). (Не могу... //Люблю я очень это слово, //Но не могу перевести; //Оно у нас покамест ново, //И вряд ли быть ему в чести. //Оно б годилось в эпиграмме...) //Но обращаюсь к нашей даме."<...>)
Вводятся мысли Евгения: "«Ужели, — думает Евгений: —
Ужель она? Но точно... Нет...
Как! из глуши степных селений...»" и диалог Евгения с князем:
<...>— Ага! давно ж ты не был в свете.
Постой, тебя представлю я. —
«Да кто ж она?» — Жена моя. —
<...>
Пространственная локализация изменчива: мы то видим общую картину, будто смотрим со стороны или даже чуть сверху, так, что люди на балу видятся толпой ("Но вот толпа заколебалась, //По зале шепот пробежал..."), то "фокусируемся" на отдельных фигурах ("К хозяйке дама приближалась, //За нею важный генерал").

Мазанова Дарья

Сообщения : 12
Дата регистрации : 2016-02-18

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: 2016 - Задание 07 дополнение (Онегин)

Сообщение  Ульяна Дадаева в Чт Апр 14, 2016 4:55 am

Автор в романе «Евгений Онегин» многообразен. С одной стороны, он – один из персонажей романа, сам  участвующий в описываемых им же событиях («И ныне музу я впервые/
На светский раут привожу..»), с другой – создатель, творец, поэт (в таком случае, приведенную выше цитату следует рассматривать как метафору). То есть, автор в «Е.О.» - одновременно и герой-повествователь, и нейтральный повествователь; он и внутри, и вне изображаемого им мира.
Такая контаминация и постоянная смена вариантов отношений между повествователем и реальным автором определяет фразеологическую точку зрения.
В VII строфе герой-повествователь сближается с нейтральным повествователем («Но это кто в толпе избранной/Стоит безмолвный и туманный?»), заканчивается строфа несобственно-прямой речью:
— Давно ли к нам он занесен?
Здесь нет прямого указания на то, кому принадлежат эти слова: автору-участнику события и поэтому задающему вопрос окружающим его людям, или этим самым людям, словно перешептывающимся между собой. VIII строфа - продолжение несобственно-прямой речи, переходящей в диалог: то ли героя-повествователя с кем-то из окружающих, то ли окружающих друг с другом. Несобственно-прямой речью оканчивается и Х строфа: «N. N. прекрасный человек». Если рассматривать этот «диалог», как разговор героя-повествователя с кем-то из окружающих, то получится, что герой-повествователь сменяется здесь нейтральным повествователем: локальные реплики («— Зачем же так неблагосклонно/
Вы отзываетесь о нем?») переходят в более общие, отвлеченные рассуждения (IX, X, XI строфы)
ХII строфа знаменует появление автора-повествователя: «Онегин (вновь займуся им)…». Об этом же свидетельствует и уточнение «(Весьма мучительное свойство,/Немногих добровольный крест)», и упоминание о другом литературном герое – «Он возвратился и попал,/Как Чацкий, с корабля на бал.», и авторские замечания: («…Шишков, прости:/Не знаю, как перевести)», «В высоком лондонском кругу/Зовется vulgar). (Не могу.../Люблю я очень это слово,/Но не могу перевести;»)
В XVII строфе вводится внутренний монолог Онегина:
«Ужели, — думает Евгений: —
Ужель она? Но точно... Нет...
Как! из глуши степных селений...»
Он восходит к потоку сознания, и, действительно, мысли Онегина молниеносно сменяют друг друга, накладываясь одна на другую.
Конец XVII-начало XVIII части – диалог Онегина с князем.
Можно говорить о панорамном повествовании с элементами сценического: автор проявляет себя везде, но проявляет себя по-разному: то как герой-повествователь, он сам участвует в событиях, события мы видим через его – героя – точку зрения (сценический тип), то как нейтральный повествователь, он открыто оценивает Онегина: «Онегин …/Дожив без цели, без трудов» (то есть – панорамный тип).

Пространственная организация тоже связана с вариантами отношения автора и рассказчика: там, где герой-повествователь(VI), светский раут представлен изнутри, глазами участника; где нейтральный повествователь – как бы извне, сверху.

Ульяна Дадаева

Сообщения : 12
Дата регистрации : 2016-02-14

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: 2016 - Задание 07 дополнение (Онегин)

Сообщение  Лилия Курбанская в Чт Апр 14, 2016 5:35 pm

В данном отрывке представлен панорамный тип повествования. Автор присутствует в каждой сцене, оценивает и комментирует происходящие события: "На прелести ее степные С ревнивой робостью гляжу". Тип повествователя здесь - автор-повествователь: рассказчик как бы присутствует при описываемых событиях, но не принимает в них никакого участия, а только повествует о них: "И ныне музу я впервые На светский раут привожу".
В плане пространственной точки зрения, мы видим что "камера" сначала "ведёт" Татьяну среди толпы. Автор находится в отдалении и наблюдает за героиней:"Сквозь тесный ряд аристократов, Военных франтов, дипломатов И гордых дам она скользит; Вот села тихо и глядит". Но потом автор оказывается рядом с героиней и мы видим происходящее с её позиции: "Любуясь шумной теснотою, Мельканьем платьев и речей"; "Но это кто в толпе избранной Стоит безмолвный и туманный?". А дальше "камера" перемещается к Онегину, и мы видим происходящее с его позиции: "К ней дамы подвигались ближе; Старушки улыбались ей; Мужчины кланялися ниже, Ловили взор ее очей". 
В плане времени здесь синхронная временная позиция. Это проявляется в глагольных формах, которые представлены здесь либо в настоящем времени (когда сцена изображается с позиции Татьяны): "Скользит, Стоит, Мелькают", либо в глаголах прошедшего времени несовершенного вида (когда сцена изображается с позиции Евгения): "Приближалась, Казалась, Подвигались, улыбались". Точка зрения становится ретроспективной только в лирических отступлениях: "Блажен, кто смолоду был молод, Блажен, кто вовремя созрел", и в рассказе о прошлом Онегина: "Оставил он свое селенье", "И путешествия ему, Как всё на свете, надоели; Он возвратился и попал, Как Чацкий, с корабля на бал".
Так же в этом отрывке мы можем найти несобственно прямой речи: "Но это кто в толпе избранной Стоит безмолвный и туманный? Для всех он кажется чужим. Мелькают лица перед ним Как ряд докучных привидений. Что, сплин иль страждущая спесь В его лице? Зачем он здесь? Кто он таков? Ужель Евгений Ужели он?.. Так, точно он". Мысли Татьяны здесь не никак не выделяются и смешиваются с речью автора.
В начале и в конце отрывка мы видим диалог: "— Знаком он вам? — И да и нет"; "«Да кто ж она?» — Жена моя".

Лилия Курбанская

Сообщения : 13
Дата регистрации : 2016-02-17

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: 2016 - Задание 07 дополнение (Онегин)

Сообщение  Чурикова Елена в Пт Апр 15, 2016 1:02 am

В приведенном отрывке из "Евгения Онегина" видим многократную смену точек зрения: меняются как пространственная, так и субъектная локализация, а также  форма повествования и фигура повествователя. Разберем это на нескольких примерах из текста.
Пространственная локализация: план переходит  от общего к крупному в отрывке VII.  Перед читателем, ведомым "музой" поэта мимо безликих фигур посетителей бала, встает фигура героя, статичная и детализированная:

Но это кто в толпе избранной
Стоит безмолвный и туманный?
Действие движется теперь вокруг героя, а не герой перемещается в пространстве. 
Фигура повествователя: прежнее повествование от лица автора меняется  в приведенных ниже трех строках дважды: сначала автор смотрит глазами толпы на Онегина; затем наоборот - глазами Онегина на толпу:
Для всех он кажется чужим.
Мелькают лица перед ним
Как ряд докучных привидений. 
(герои-повествователи)
Также пространственная локализация в частях IX,X,XI словно стирается, перестает играть важное значение, поскольку повествование переходит в форму авторского монолога - философского размышления, а в пределах части  XIII меняется уже три раза:
Им овладело беспокойство,
Охота к перемене мест
(Весьма мучительное свойство,
Немногих добровольный крест).
Оставил он свое селенье,
Лесов и нив уединенье,
Где окровавленная тень
Ему являлась каждый день,
И начал странствия без цели,
Доступный чувству одному;
И путешествия ему,
Как всё на свете, надоели;
Он возвратился и попал,
Как Чацкий, с корабля на бал.
Кратко показав читателю прошлое Евгения, автор возвращается к своему герою там, где он его оставил, - на балу. Такой прием позволяет показать картину событий исчерпывающе полно - со всех сторон.



Субъектная локализация же представлена панорамно на протяжении всего текста, и роль сознания автора здесь особенно интересна. Он ощутимо присутствует всюду, но не ограничивается только своей точкой зрения, а позволяет высказаться многим героям поочередно - коллективному персонажу толпы, Онегину, в конце отрывка - Татьяне, а в том, что принято называть лирическими отступлениями, даже обобщенному образу человека (" За то ль, что мы неугомонно Хлопочем, судим обо всем", где "мы" означает "каждый"). Тем не менее именно автор творит повествование и открыто говорит об этом:
И ныне музу я впервые
На светский раут привожу. 
Он прямо обращается к читателю ("И верно б согласились вы") и неоднократно напоминает о своем присутствии, сменяя нейтрального повествователя на автора-повествователя:
Она казалась верный снимок
Du comme il faut...) (Шишков, прости:
Не знаю, как перевести.)

Форма организации повествования -
 преимущественно монолог, от лица автора либо нейтрального повествователя, но в конце отрывка представлена форма диалога:
«Так ты женат! не знал я ране!
Давно ли?» — Около двух лет. —
«На ком?» — На Лариной. — «Татьяне!»
— Ты ей знаком? — «Я им сосед».

Таким образом, частая смена автором той точки зрения, с которой он ведет повествование, говорит о его стремлении наиболее полно отобразить не только описываемые события (действие), но и общую картину жизни и нравов своей эпохи (исторический фон действия). 

Чурикова Елена

Сообщения : 11
Дата регистрации : 2016-02-15

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: 2016 - Задание 07 дополнение (Онегин)

Сообщение  Распутина Мария в Пт Апр 15, 2016 1:45 am

Происходит смена точек зрения в каждой главе: в каждой части на первый план выступает либо пространственная локализация, либо субъектная. Рассказчик показывает своих героев (Татьяну и Евгения Онегина) с разных сторон, при этом план постоянно меняется: показывается то точка зрения автора, то самого героя, то других героев. При этом много лирических отступлений автора, а сам автор является также персонажем произведения.


VI
(субъектная локализация -панорамный тип повествования)
(пространственная локализация -широкий план)
И ныне музу я впервые
На светский раут привожу;
На прелести ее степные
С ревнивой робостью гляжу.
Сквозь тесный ряд аристократов,
Военных франтов, дипломатов
И гордых дам она скользит;
Вот села тихо и глядит,
Любуясь шумной теснотою,
Мельканьем платьев и речей,
Явленьем медленным гостей
Перед хозяйкой молодою
И темной рамою мужчин
Вкруг дам как около картин.


VII


Ей нравится порядок стройный
Олигархических бесед,
И холод гордости спокойной,
И эта смесь чинов и лет.
(Резко изменяется план, картина сужается: )


Но это кто в толпе избранной
Стоит безмолвный и туманный?
Для всех он кажется чужим.
Мелькают лица перед ним
Как ряд докучных привидений.
Что, сплин иль страждущая спесь
В его лице? Зачем он здесь?
Кто он таков? Ужель Евгений?
Ужели он?.. Так, точно он.
— Давно ли к нам он занесен?


VIII


Все тот же ль он иль усмирился?
Иль корчит также чудака?
Скажите: чем он возвратился?
Что нам представит он пока?
Чем ныне явится? Мельмотом,
Космополитом, патриотом,
Гарольдом, квакером, ханжой,
Иль маской щегольнет иной,
Иль просто будет добрый малый,
(Вновь панорамный тип повествования: )


Как вы да я, как целый свет?
По крайней мере мой совет:
Отстать от моды обветшалой.
Довольно он морочил свет...
— Знаком он вам? — И да и нет.


IX


— Зачем же так неблагосклонно
Вы отзываетесь о нем?
За то ль, что мы неугомонно
Хлопочем, судим обо всем,
Что пылких душ неосторожность
Самолюбивую ничтожность
Иль оскорбляет, иль смешит,
Что ум, любя простор, теснит,
Что слишком часто разговоры
Принять мы рады за дела,
Что глупость ветрена и зла,
Что важным людям важны вздоры
И что посредственность одна
Нам по плечу и не странна?


X
(Панорамный тип: )


Блажен, кто смолоду был молод,
Блажен, кто вовремя созрел,
Кто постепенно жизни холод
С летами вытерпеть умел;
Кто странным снам не предавался,
Кто черни светской не чуждался,
Кто в двадцать лет был франт иль хват,
А в тридцать выгодно женат;
Кто в пятьдесят освободился
От частных и других долгов,
Кто славы, денег и чинов
Спокойно в очередь добился,
О ком твердили целый век:
N. N. прекрасный человек.


XI
(Размышления рассказчика)


Но грустно думать, что напрасно
Была нам молодость дана,
Что изменяли ей всечасно,
Что обманула нас она;
Что наши лучшие желанья,
Что наши свежие мечтанья
Истлели быстрой чередой,
Как листья осенью гнилой.
Несносно видеть пред собою
Одних обедов длинный ряд,
Глядеть на жизнь, как на обряд,
И вслед за чинною толпою
Идти, не разделяя с ней
Ни общих мнений, ни страстей.


XII


Предметом став суждений шумных,
Несносно (согласитесь в том)
Между людей благоразумных
Прослыть притворным чудаком,
Или печальным сумасбродом,
Иль сатаническим уродом,
Иль даже демоном моим.
(Рассказчик вновь возвращается к своему герою)
Онегин (вновь займуся им),
Убив на поединке друга,
Дожив без цели, без трудов
До двадцати шести годов,
Томясь в бездействии досуга
Без службы, без жены, без дел,
Ничем заняться не умел.


XIII


Им овладело беспокойство,
Охота к перемене мест
(Весьма мучительное свойство,
Немногих добровольный крест).
Оставил он свое селенье,
Лесов и нив уединенье,
Где окровавленная тень
Ему являлась каждый день,
И начал странствия без цели,
Доступный чувству одному;
И путешествия ему,
Как всё на свете, надоели;
Он возвратился и попал,
Как Чацкий, с корабля на бал.


XIV
(Пространственная локализация: широкий план на узкий)
Но вот толпа заколебалась,
По зале шепот пробежал...
К хозяйке дама приближалась,
За нею важный генерал.
Она была нетороплива,
Не холодна, не говорлива,
Без взора наглого для всех,
Без притязаний на успех,
Без этих маленьких ужимок,
Без подражательных затей...
Все тихо, просто было в ней,
Она казалась верный снимок
Du comme il faut...) (Шишков, прости:
Не знаю, как перевести.)


XV
(Пространственная локализация)
К ней дамы подвигались ближе;
Старушки улыбались ей;
Мужчины кланялися ниже,
Ловили взор ее очей;
Девицы проходили тише
Пред ней по зале, и всех выше
И нос и плечи подымал
Вошедший с нею генерал.
Никто б не мог ее прекрасной
Назвать; но с головы до ног
Никто бы в ней найти не мог
Того, что модой самовластной
В высоком лондонском кругу
Зовется vulgar). (Не могу...


XVI
(Вновь субъектная локализация (панорамный тип повествования))
Люблю я очень это слово,
Но не могу перевести;
Оно у нас покамест ново,
И вряд ли быть ему в чести.
Оно б годилось в эпиграмме...)
Но обращаюсь к нашей даме.
Беспечной прелестью мила,
Она сидела у стола
С блестящей Ниной Воронскою,
Сей Клеопатрою Невы;
И верно б согласились вы,
Что Нина мраморной красою
Затмить соседку не могла,
Хоть ослепительна была.


XVII
(Внутренний монолог: )


«Ужели, — думает Евгений: —
Ужель она? Но точно... Нет...
Как! из глуши степных селений...»
И неотвязчивый лорнет
Он обращает поминутно
На ту, чей вид напомнил смутно
Ему забытые черты.
«Скажи мне, князь, не знаешь ты,
Кто там в малиновом берете
С послом испанским говорит?»
Князь на Онегина глядит.
— Ага! давно ж ты не был в свете.
Постой, тебя представлю я. —
«Да кто ж она?» — Жена моя. —


XVIII


«Так ты женат! не знал я ране!
Давно ли?» — Около двух лет. —
«На ком?» — На Лариной. — «Татьяне!»
— Ты ей знаком? — «Я им сосед».
— О, так пойдем же. — Князь подходит
К своей жене и ей подводит
Родню и друга своего.
Княгиня смотрит на него...
И что ей душу ни смутило,
Как сильно ни была она
Удивлена, поражена,
Но ей ничто не изменило:
В ней сохранился тот же тон,
Был так же тих ее поклон.

Распутина Мария

Сообщения : 13
Дата регистрации : 2016-02-13

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: 2016 - Задание 07 дополнение (Онегин)

Сообщение  Ирина Клименко в Пт Апр 15, 2016 2:34 am

VI - XVI

В этих строфах ведется панорамное повествование. Фигура автора чрезвычайно сближена с фигурой повествователя, который находится вместе с героями на светском рауте, читатель знакомится с его мыслями, с его отношением к вернувшемуся Евгению. В какой-то момент в план рассказчика вливается план Евгения. Читатель смотрит на толпу его глазами: "Мелькают лица перед ним, как ряд докучных привидений..." Здесь же мы видим вместе с автором Татьяну:

"И ныне музу я впервые
На светский раут привожу;
На прелести ее степные
С ревнивой робостью гляжу."

Читатель воспринимает бал Татьяниными глазами:

"Ей нравится порядок стройный
Олигархических бесед,
И холод гордости спокойной,
И эта смесь чинов и лет."

Далее вопросы, вызванные Онегиным у героини, плавно перетекают в монолог автора.
С XIV строфы мы видим все уже взглядом Евгения, имеют место короткие авторские оступления (например, известное "Шишков, прости, не знаю, как перевести".

XVII-XVIII

Здесь панорамный тип повествования сменяется сценическим. Автор вводит диалог персонажей. Чувства Евгения читатель узнает из его собственных мыслей, из вопросов, которые он задает себе. Проявляется характер генерала, мужа Татьяны. Читатель смотрит на происходящее уже вместе с нейтральным повествователем.

Ирина Клименко

Сообщения : 13
Дата регистрации : 2016-02-17

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: 2016 - Задание 07 дополнение (Онегин)

Сообщение  Татьяна Коровина в Пт Апр 15, 2016 4:21 am

VI
Понорамное поветсование с пространственной локализацией:
И ныне музу я впервые
На светский раут привожу;
На прелести ее степные
С ревнивой робостью гляжу.
Сценическое повестование, суюъектная локализация:
Сквозь тесный ряд аристократов,
Военных франтов, дипломатов
И гордых дам она скользит;
Вот села тихо и глядит,
Любуясь шумной теснотою,
Мельканьем платьев и речей,
Явленьем медленным гостей
Перед хозяйкой молодою
И темной рамою мужчин
Вкруг дам как около картин.

VII

Ей нравится порядок стройный
Олигархических бесед,
И холод гордости спокойной,
И эта смесь чинов и лет.
Но это кто в толпе избранной
Стоит безмолвный и туманный?
Для всех он кажется чужим. - смена локализации на пространственную..Далее - продолжается.
Мелькают лица перед ним
Как ряд докучных привидений.
- не понятно, дается это описание с точки зрения Татьяны, Онегина (в обоих случаях - субъектная локализация) или нейтрального повествователя (пространственная).
Что, сплин иль страждущая спесь
В его лице? Зачем он здесь?
Кто он таков? Ужель Евгений?
Ужели он?.. Так, точно он.
— Давно ли к нам он занесен?

VIII

Все тот же ль он иль усмирился?
Иль корчит также чудака?
Панарамное повествование без локализациии:
Скажите: чем он возвратился?
Что нам представит он пока?
Чем ныне явится? Мельмотом,
Космополитом, патриотом,
Гарольдом, квакером, ханжой,
Иль маской щегольнет иной,
Иль просто будет добрый малый,
Как вы да я, как целый свет?
По крайней мере мой совет:
Отстать от моды обветшалой.
Довольно он морочил свет...
— Знаком он вам? — И да и нет.

IX

— Зачем же так неблагосклонно
Вы отзываетесь о нем?
За то ль, что мы неугомонно
Хлопочем, судим обо всем,
Что пылких душ неосторожность
Самолюбивую ничтожность
Иль оскорбляет, иль смешит,
Что ум, любя простор, теснит,
Что слишком часто разговоры
Принять мы рады за дела,
Что глупость ветрена и зла,
Что важным людям важны вздоры
И что посредственность одна
Нам по плечу и не странна?

X
Сценическое повествование без локализации:
Блажен, кто смолоду был молод,
Блажен, кто вовремя созрел,
Кто постепенно жизни холод
С летами вытерпеть умел;
Кто странным снам не предавался,
Кто черни светской не чуждался,
Кто в двадцать лет был франт иль хват,
А в тридцать выгодно женат;
Кто в пятьдесят освободился
От частных и других долгов,
Кто славы, денег и чинов
Спокойно в очередь добился,
О ком твердили целый век:
N. N. прекрасный человек.

XI
Понорамное повествование без локализации:
Но грустно думать, что напрасно
Была нам молодость дана,
Что изменяли ей всечасно,
Что обманула нас она;
Что наши лучшие желанья,
Что наши свежие мечтанья
Истлели быстрой чередой,
Как листья осенью гнилой.
Несносно видеть пред собою
Одних обедов длинный ряд,
Глядеть на жизнь, как на обряд,
И вслед за чинною толпою
Идти, не разделяя с ней
Ни общих мнений, ни страстей.

XII

Предметом став суждений шумных,
Несносно (согласитесь в том)
Между людей благоразумных
Прослыть притворным чудаком,
Или печальным сумасбродом,
Иль сатаническим уродом,
Иль даже демоном моим.
Онегин (вновь займуся им),
Убив на поединке друга,
Дожив без цели, без трудов
До двадцати шести годов,
Томясь в бездействии досуга
Без службы, без жены, без дел,
Ничем заняться не умел.

XIII

Им овладело беспокойство,
Охота к перемене мест
(Весьма мучительное свойство,
Немногих добровольный крест).
Оставил он свое селенье,
Лесов и нив уединенье,
Где окровавленная тень
Ему являлась каждый день,
И начал странствия без цели,
Доступный чувству одному;
И путешествия ему,
Как всё на свете, надоели;




XIII

Им овладело беспокойство,
Охота к перемене мест
(Весьма мучительное свойство,
Немногих добровольный крест).
Оставил он свое селенье,
Лесов и нив уединенье,
Где окровавленная тень
Ему являлась каждый день,
И начал странствия без цели,
Доступный чувству одному;
И путешествия ему,
Как всё на свете, надоели;
Понорамное повествование с субъектной локализацией:
Он возвратился и попал,
Как Чацкий, с корабля на бал.

XIV

Но вот толпа заколебалась,
По зале шепот пробежал...
К хозяйке дама приближалась,
За нею важный генерал.
Она была нетороплива,
Не холодна, не говорлива,
Без взора наглого для всех,
Без притязаний на успех,
Без этих маленьких ужимок,
Без подражательных затей...
Все тихо, просто было в ней,
Она казалась верный снимок
Du comme il faut...) (Шишков, прости:
Не знаю, как перевести.)

XV

К ней дамы подвигались ближе;
Старушки улыбались ей;
Мужчины кланялися ниже,
Ловили взор ее очей;
Девицы проходили тише
Пред ней по зале, и всех выше
И нос и плечи подымал
Вошедший с нею генерал.
Никто б не мог ее прекрасной
Назвать; но с головы до ног
Никто бы в ней найти не мог
Того, что модой самовластной
В высоком лондонском кругу
Зовется vulgar). (Не могу...

XVI

Люблю я очень это слово,
Но не могу перевести;
Оно у нас покамест ново,
И вряд ли быть ему в чести.
Оно б годилось в эпиграмме...)
Но обращаюсь к нашей даме.
Беспечной прелестью мила,
Она сидела у стола
С блестящей Ниной Воронскою,
Сей Клеопатрою Невы;
И верно б согласились вы,
Что Нина мраморной красою
Затмить соседку не могла,
Хоть ослепительна была.

XVII

«Ужели, — думает Евгений: —
Ужель она? Но точно... Нет...
Как! из глуши степных селений...»
И неотвязчивый лорнет
Он обращает поминутно
На ту, чей вид напомнил смутно
Ему забытые черты.
«Скажи мне, князь, не знаешь ты,
Кто там в малиновом берете
С послом испанским говорит?»
Князь на Онегина глядит.
— Ага! давно ж ты не был в свете.
Постой, тебя представлю я. —
«Да кто ж она?» — Жена моя. —

XVIII

«Так ты женат! не знал я ране!
Давно ли?» — Около двух лет. —
«На ком?» — На Лариной. — «Татьяне!»
— Ты ей знаком? — «Я им сосед».
— О, так пойдем же. — Князь подходит
К своей жене и ей подводит
Родню и друга своего.
Сценическое повествование с субъектной локализацией:
Княгиня смотрит на него...
И что ей душу ни смутило,
Как сильно ни была она
Удивлена, поражена,
Но ей ничто не изменило:
В ней сохранился тот же тон,
Был так же тих ее поклон.




Татьяна Коровина

Сообщения : 15
Дата регистрации : 2016-02-17

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: 2016 - Задание 07 дополнение (Онегин)

Сообщение  Ярцев Ростислав в Вт Апр 26, 2016 7:13 am

ФОРМЫ ПОВЕСТВОВАНИЯ
В 8 ГЛАВЕ РОМАНА  А.С. ПУШКИНА
«ЕВГЕНИЙ ОНЕГИН»
(Выделены в виде примечаний)

VI
И ныне музу я впервые
На светский раут привожу;
На прелести ее степные1
С ревнивой робостью гляжу.
Сквозь тесный ряд аристократов
Военных франтов, дипломатов
И гордых дам она скользит;
Вот села тихо и глядит,
Любуясь шумной теснотою,
Мельканьем платьев и речей,
Явленьем медленным гостей
Перед хозяйкой молодою
И темной рамою мужчин
Вкруг дам как около картин2.

VII
Ей нравится порядок стройный
Олигархических бесед,
И холод гордости спокойной,
И эта смесь чинов и лет3.
Но это кто в толпе избранной
Стоит безмолвный и туманный?
Для всех он кажется чужим.
Мелькают лица перед ним
Как ряд докучных привидений.
Что, сплин иль страждущая спесь
В его лице? Зачем он здесь?
Кто он таков? Ужель Евгений?
Ужели он?.. Так, точно он4.
— Давно ли к нам он занесен?5

VIII
Все тот же ль он иль усмирился?6
Иль корчит также чудака?
Скажите: чем он возвратился?
Что нам представит он пока?
Чем ныне явится? Мельмотом,
Космополитом, патриотом,
Гарольдом, квакером, ханжой,
Иль маской щегольнет иной,
Иль просто будет добрый малый,
Как вы да я, как целый свет?
По крайней мере мой совет:
Отстать от моды обветшалой.
Довольно он морочил свет...
— Знаком он вам? — И да и нет.7

IX
— Зачем же так неблагосклонно
Вы отзываетесь о нем?8
За то ль, что мы неугомонно
Хлопочем, судим обо всем,
Что пылких душ неосторожность
Самолюбивую ничтожность
Иль оскорбляет, иль смешит,
Что ум, любя простор, теснит,
Что слишком часто разговоры
Принять мы рады за дела,
Что глупость ветрена и зла,
Что важным людям важны вздоры
И что посредственность одна
Нам по плечу и не странна?9

X
Блажен, кто смолоду был молод,
Блажен, кто вовремя созрел,
Кто постепенно жизни холод
С летами вытерпеть умел;
Кто странным снам не предавался,
Кто черни светской не чуждался,
Кто в двадцать лет был франт иль хват,
А в тридцать выгодно женат;
Кто в пятьдесят освободился
От частных и других долгов,
Кто славы, денег и чинов
Спокойно в очередь добился,
О ком твердили целый век:
N. N. прекрасный человек.10

XI
Но грустно думать, что напрасно
Была нам молодость дана,
Что изменяли ей всечасно,
Что обманула нас она;
Что наши лучшие желанья,
Что наши свежие мечтанья
Истлели быстрой чередой,
Как листья осенью гнилой.
Несносно видеть пред собою
Одних обедов длинный ряд,
Глядеть на жизнь, как на обряд,
И вслед за чинною толпою
Идти, не разделяя с ней
Ни общих мнений, ни страстей.11

XII
Предметом став суждений шумных,
Несносно (согласитесь в том)
Между людей благоразумных
Прослыть притворным чудаком,
Или печальным сумасбродом,
Иль сатаническим уродом,
Иль даже демоном моим12.
Онегин (вновь займуся им)13,
Убив на поединке друга,
Дожив без цели, без трудов
До двадцати шести годов,
Томясь в бездействии досуга
Без службы, без жены, без дел,
Ничем заняться не умел.

XIII
Им овладело беспокойство,
Охота к перемене мест
(Весьма мучительное свойство,
Немногих добровольный крест).
Оставил он свое селенье,
Лесов и нив уединенье,
Где окровавленная тень
Ему являлась каждый день,
И начал странствия без цели,
Доступный чувству одному;
И путешествия ему,
Как всё на свете, надоели;
Он возвратился и попал,
Как Чацкий, с корабля на бал.

XIV
Но вот толпа заколебалась,
По зале шепот пробежал...14
К хозяйке дама приближалась,
За нею важный генерал.
Она была нетороплива,
Не холодна, не говорлива,
Без взора наглого для всех,
Без притязаний на успех,
Без этих маленьких ужимок,
Без подражательных затей...
Все тихо, просто было в ней,
Она казалась верный снимок
Du comme il faut...
)15 (Шишков, прости:
Не знаю, как перевести.)16

XV
К ней дамы подвигались ближе;
Старушки улыбались ей;
Мужчины кланялися ниже,
Ловили взор ее очей;
Девицы проходили тише
Пред ней по зале, и всех выше
И нос и плечи подымал
Вошедший с нею генерал17.
Никто б не мог ее прекрасной
Назвать; но с головы до ног
Никто бы в ней найти не мог
Того, что модой самовластной
В высоком лондонском кругу
Зовется vulgar)18. (Не могу...

XVI
Люблю я очень это слово,
Но не могу перевести;
Оно у нас покамест ново,
И вряд ли быть ему в чести.
Оно б годилось в эпиграмме...)19
Но обращаюсь к нашей даме.
Беспечной прелестью мила,
Она сидела у стола
С блестящей Ниной Воронскою,
Сей Клеопатрою Невы;
И верно б согласились вы,
Что Нина мраморной красою
Затмить соседку не могла,
Хоть ослепительна была.20

XVII
«Ужели, — думает Евгений: —
Ужель она? Но точно... Нет...
Как! из глуши степных селений...»21
И неотвязчивый лорнет
Он обращает поминутно
На ту, чей вид напомнил смутно
Ему забытые черты.22
«Скажи мне, князь, не знаешь ты,
Кто там в малиновом берете
С послом испанским говорит?»23
Князь на Онегина глядит.24
— Ага! давно ж ты не был в свете.
Постой, тебя представлю я. —
«Да кто ж она?» — Жена моя. —

XVIII
«Так ты женат! не знал я ране!
Давно ли?» — Около двух лет. —
«На ком?» — На Лариной. — «Татьяне!»
— Ты ей знаком? — «Я им сосед».
— О, так пойдем же.25 — Князь подходит
К своей жене и ей подводит
Родню и друга своего.26
Княгиня смотрит на него...
И что ей душу ни смутило,
Как сильно ни была она
Удивлена, поражена,
Но ей ничто не изменило:
В ней сохранился тот же тон,
Был так же тих ее поклон.27


_____________________
1 Объективная (собственно авторская) форма повествования подкрепляется оценочным эпитетом («прелести степные»); следует отметить, что в строфе
XVII этот же эпитет в отношении Татьяны возникает и в сознании Онегина, однако последний окрашивает слово в негативный оттенок. Следовательно, есть основания считать, что в строфе VI повествование ведётся либо от лица автора (т.е. является собственно авторским), либо от лица героя-рассказчика. Таким образом, Пушкин конституирует речь, сближает планы автора-повествователя и автора-рассказчика. (Неслучайно М. М. Бахтин выделяет «разноречие» — изображение разнообразных форм общения героев — как предмет изображения в романе; ср. со знаменитым пушкинским утверждением: «роман требует болтовни»).

2-3
Повествование ведётся как бы со стороны, но при этом заметно смещение на мышление, чувственное восприятие событий героиней: Стр.
VI: «Любуясь шумной теснотою, / Мельканьем платьев и речей…»;
Стр.
VII: «Ей нравится порядок стройный/Олигархических бесед,/И холод гордости спокойной,/ И эта смесь чинов и лет...». Далее в VII
строфе события передаются полностью с точки зрения мышления героини, однако излагает их автор. Такое изображение событий характерно для несобвстенно-авторской формы повествования.

4
Намечается размывание конкретной точки зрения. Так, вопрос «Но это кто в толпе избранной/Стоит безмолвный и туманный?» задаёт не то себе, не то читателю (будто бы) повествователь, однако нет оснований уверять, что тот же вопрос не мог мучить одновременно и Татьяну. Здесь же, моментально и неожиданно, автор сменяет план на точку зрения Евгения: «Мелькают лица перед ним /Как ряд докучных привидений» (кто, как не герой, в самом деле, мог сравнить лица с «докучными привидениями»? Это сравнение само по себе выражает позицию никак не отстранённого наблюдателя, не агенса, но пациенса). Наконец, возвращение к рядам вопросов («Что, сплин иль страждущая спесь / В его лице? Зачем он здесь?»), которые также можно отнести к двум точкам зрения: героини, автора-повествователя. «Несобственно-авторская» форма речи превращается, казалось бы, в весьма ясно разгадываемую «несобственно-прямую речь» (по М.М. Бахтину) в момент, когда автор «растворяется» в сознании героини, заметившей Онегина:
Кто он таков? Ужель Евгений?
Ужели он?.. Так, точно он…
Однако и здесь нет точной уверенности в невозможности смены планов.
5-6 Прямая речь, которая может принадлежать или героине, обратившейся к кому-либо на балу, заметив Онегина, или любому другому (второстепенному) герою, или же, наконец, вообще автору-рассказчику, как бы из описываемой ситуации задающий ряд вопросов читателям на протяжении всей последующей строфы.

7-8
Диалогическая форма изложения текста передаёт ситуацию непринуждённой светской беседы, в которой могли быть задействованы как герои, описываемые автором, так и герой-рассказчик.
9
Интонация досады, обиды за героя может выражаться и с точки зрения героини, и с авторского плана, и с ракурса любого знакомого Онегина, и, наконец, автора-рассказчика, незримо присутствующего на светском рауте.
10-11-12
Очевидны «авторское отступление» и приём ретардации. Объективная форма речи.
13
Возвращение к повествованию от рассуждения.
14-15
Вероятно, смена с плана автора на план героя: Онегин мог видеть Татьяну и охарактеризовать её по-французски (маркёр речи героев романа Пушкина: вспомним, что письма герои пишут друг другу на французском языке), откуда и появляется приём макаронической речи.
16
Комментарий-реплику, с одной стороны, можно рассмотреть как форму авторского присутствия в тексте, а с др. стороны – как явление речи героя-рассказчика, вписанного в контекст эпохи и подхватывающего мысль автора.
17
Налицо видна объективная форма повествования; однако некоторые эпитеты выдают возможность трактовать описываемое с точки зрения Онегина.
18-19
Та же ситуация, что в примеч. 16: смешение планов автора и персонажа, при этом автор довлеет над героем и действием, наблюдается приём ретардации.
20
Планы автора, героя (Онегина), героя-рассказчика переплетаются.
21
Внутренний монолог героя.
22
Объективная форма повествования, взгляд «со стороны».
23
Завязка диалога (реплика Онегина).
24
Объективное повествование.
25
Диалогическая форма речи героев.
26
Несобственно-авторская речь: «родню и друга своего» (так мог сказать и герой, друг Онегина).
27
Смещение на сознание героев (восприятие психологизма ситуации Онегиным со стороны, а Татьяной как бы изнутри). С одной стороны, объективная форма, а с другой – несобственно-авторская форма повествования.

Ярцев Ростислав

Сообщения : 14
Дата регистрации : 2016-02-17
Возраст : 19

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: 2016 - Задание 07 дополнение (Онегин)

Сообщение  Спонсируемый контент Сегодня в 7:07 am


Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу

- Похожие темы

 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения